19.05.2016
Зойкин дом
Недавно побывала в двухнедельной командировке вдали от родного города. Само собой, познакомилась с новыми людьми, с некоторыми из которых удалось пообщаться не только в рабочей обстановке. Кое-кого даже удалось разговорить на тему мистики. И вот, представляю вашему вниманию первую героиню – назовем её Надежда. Женщина за сорок, приятная, спокойная, довольно простая. Ну, а это её история… Была у меня в детстве близкая подруга, Куприянова Зойка. Хорошая девчонка, добрая, открытая – светлый человечек, как теперь говорят. Мы с ней в учились в одном классе, да и жили на соседних улицах, поэтому тесно общались как в школе, так и вне её.
Проживала Зойка вдвоём с матерью, тётей Ларисой, в небольшой комнатке в заводском общежитии. Небогато жили, но дружно и опрятно. Тётя Лариса работала на заводе в сменах, Зойка же следила за порядком, управляясь с домашними делами как заправская хозяюшка…
А началась вся эта мрачноватая история с, казалось бы, радостного события – подруга с мамой переехали в собственный дом. Небольшая деревянная постройка, вмещающая в себя две комнаты, кухню и крохотную кладовку, находилась относительно далеко от их прежнего места жительства, на другом конце нашего поселка. Скажу честно, не помню (а может, и не знаю), при каких обстоятельствах этот дом достался Куприяновым. То ли тётя Лариса купила на накопленные сбережения, то ли завод как-то помог с расширением жилплощади… Впрочем, особого значения это, наверное, и не имеет.
Короче, переехали наши девочки и первым делом принялись наводить порядок. Зойка говорила, что раньше в этом доме жила какая-то древняя бабушка, и после нее осталось видимо-невидимо тряпья и разного хлама, забирать который было некому и незачем. Кое-что пришлось оттащить на свалку, а некоторые вещи помельче было решено сжечь прямо во дворе дома. Подруга уже тогда заметила первую странность. По её словам, ветхая бабулина одежда, старые тряпки и прочее барахло никак не хотели гореть. Костер то и дело потухал, как бы усердно его ни разжигали. В итоге Зойка с тётей Ларисой плюнули, заняли у соседей садовые тачки и отвезли то, что не удалось сжечь, всё на ту же свалку.
Немного подлатали дом, ну и зажили себе потихоньку. Всё бы хорошо, да вот только Зойка всё чаще и чаще пугала меня странными историями о своей жизни в новом доме. То уверяла, что ночью слышала шаги на чердаке, то дрожащим голосом рассказывала про шорохи, доносящиеся из кладовки. Я, конечно, кивала и делала вид, что сопереживаю, но в глубине души почему-то была уверена, что подружка сочиняет.
Однако некоторые странности просто не могли не броситься в глаза. Когда тётя Лариса с дочкой переехали, они перевезли с собой двух домашних питомцев – кота Фому и Зойкину любимицу, морскую свинку Нюсю, плюс завели дворовую собаку для охраны дома – крупного пушистого кобелька Трезора. Так вот, через месяц Нюся неожиданно умерла. Буквально следом за ней не стало Трезорки: бездыханное тело молодого здорового пса обнаружила Зойка, вернувшись однажды из школы. Фома же, хоть помирать и не собирался, изменился до неузнаваемости: не шёл на руки, стал каким-то нервным, исхудал даже…
Шли летние каникулы. Однажды утром, часов эдак в шесть, меня разбудил настойчивый стук в окно (жили мы в то время на первом этаже пятиэтажки). Кое-как добравшись до окошка и отодвинув занавеску, я увидела испуганные глаза Зойки. Дальше с её слов…

«Я давно этого дома бояться стала, странный он какой-то. Несколько раз среди ночи просыпалась от того, что по потолку кто-то топает. А однажды из школы пришла, слышу – в кладовке возится кто-то. Я поначалу-то думала - кот, а потом вспомнила, что Фома на улицу выбежал, как только я дверь в дом открыла. Да и кладовка была на защёлку закрыта, как бы он туда попал… С перепугу выскочила во двор и так там и сидела, пока мамка с работы не вернулась. Ты ж помнишь, я тебе рассказывала.
Нет, ну, мамке-то я, конечно, тоже говорила, только она отмахивалась да на Фому все валила (хочу отметить, что на тот момент нам с Зойкой было по 12 лет, и все наши рассказы такого плана действительно могли восприниматься родными как детские фантазии – прим.авт.). Сама она ничего такого не видела и не слышала.
Но больше всего я не любила её ночные смены. Раньше – там, в общаге – спокойно одна оставалась, а здесь… В общем, старалась я на ночь у себя в комнате закрыться, кота с собой взять и не вылезать до самого мамкиного прихода. Так сделала и в этот раз. Почитала немного перед сном, с Фомой поиграла и заснула. Проснулась под утро (за окном уже потихоньку светало), от стука в запертую дверь комнаты. Испугаться спросонья не успела, спрашиваю:
- Кто там?
А из-за двери мамкиным голосом:
- Зой, открывай, я пришла.
Я глаза протерла, на часы поглядела – без десяти пять. Странно, мамка после шести обычно со смены возвращается. Но голос-то её! Пока соображала что к чему, снова слышу:
- Ну, где ты там? Открывай, говорю!
Лежу я и не понимаю что делать. С одной стороны, вроде как мамка пришла, надо открывать, а с другой… На душе прям неспокойно как-то… Почему она так рано? Да и зачем в комнату ко мне ломится, спать не дает?
- Мам, - кричу, - а ты чего в такую рань пришла? С работы, что ли, отпустили?
- Отпустили, - из-за двери отвечают, - открывай, хватит копаться!
По голосу чувствую, она сердиться начинает. А с ней, с сердитой, шутки плохи, лучше открыть. Попыталась приподняться на кровати, и тут мне на ноги прыгнул Фома. Знаешь, я его таким ещё никогда не видела! Весь ощетинился, глаза горят, шипит. Я его скинуть попробовала, так нет же: в одеяло когтями вцепился и ни с места. Ну а мамка в коридоре тем временем на крик уже перешла:
- Зойка! Открывай! Открывай, тебе говорят! – и при этом в дверь лупит, ногами наверное.
Я кое-как Фому с себя сбросила, и к двери. Но не тут-то было: кот с громким шипением бросился мне под ноги, да так, что я споткнулась о него и на пол повалилась. И тут по ту сторону двери такие вопли послышались, просто ужас:
- Зойка, зараза ты треклятая! Открывай, сволочь! Не откроешь, дрянь такая, хуже будет!
Мамка моя, конечно, может и не подарочек, но такими гадкими словами меня отродясь не называла… А Фома между тем к двери подошел и давай шипеть на неё громче прежнего. Тут-то и дошло до меня: не мамка это…».

Что было дальше, подруга помнила только в общих чертах. Вспомнила лишь, как открыла окно в комнате и, в чём была, выскочила на улицу. Не верить ей у меня не было никаких оснований. Одно то, что она, босая, в ночной рубашке, прибежала ко мне через весь посёлок, говорило о многом. Спустя какое-то время мы в сопровождении моего папы отправились к Зойке домой. Тётя Лариса должна была вернуться с ночной смены и забеспокоиться, не застав дочь дома – мобильных ведь тогда не было. И верно: Зойкина матушка уже собрала поисковую бригаду из сердобольных соседских старушек.
А вот таким был рассказ самой тети Ларисы:

«Вернулась я как обычно в седьмом часу утра. Когда подходила к калитке, обратила внимание, что окно в дочкиной комнате открыто настежь. Кинулась к нему, заглянула и с ужасом увидела пустую постель… Дверь была заперта изнутри, и чтоб попасть в Зойкину спальню, пришлось лезть всё через то же окно. В закрытой комнате я не обнаружила никого, кроме кота, который вытянувшись лежал возле входа. Сначала подумала, что он спит, но потом… потом поняла: Фома мертв…».

Зойка, конечно, тут же рассказала матери обо всём, что произошло. Тётя Лариса, мой папа и ещё два добровольца из соседей тщательно обследовали дом, но не нашли никаких следов проникновения в него посторонних, да и вообще ничего подозрительного. И даже на двери, в которую рано утром так упорно ломилось нечто с тётьларисиным голосом, не оказалось ни царапинки.
Но всё-таки на этот раз Зойкина мама поверила дочери. В тот же день они собрали вещи и переехали к сестре тёти Ларисы – благо та жила в нашем же посёлке и была не против их принять. А недели через две-три после случившегося… Зойкин дом при невыясненных обстоятельствах сгорел практически дотла.
Ну, а дальше… Около года Зойка и её мама, у которых не было ни сил, ни средств восстанавливать сгоревшее жилище, скитались по родственникам и чужим углам. Потом же переехали в соседнюю область. Насколько я знаю, их пригласила пожить к себе старенькая и одинокая тётушка Зойкиного покойного отца…

… Я уже давно живу в городе, но в родные места наведываюсь периодически, чтобы навестить родителей. Иногда, приехав, встречаю Зойку. Она вернулась в наш посёлок сразу после замужества, около двадцати лет назад. Муж у неё оказался деловой и рукастый, быстро отстроил хороший дом на месте старого пепелища. Так теперь и живут они там с тремя детьми и огромной собакой. Прежней близкой дружбы между нами с Зойкой уже нет, но иногда, встретившись, мы всё же останавливаемся немного поболтать. Однажды я даже набралась смелости и спросила подругу, не случалось ли чего странного в их новом доме… Зойка улыбнулась, затем три раза сплюнула через левое плечо и ответила, что всё благополучно.

Что за чертовщина происходила в том старом доме, я не знаю до сих пор. Ведь, по словам соседей, бабушка, которая жила в нём много лет до Куприяновых, была обычной одинокой старушкой, ведьмой в округе не слыла и никакими тёмными делами вроде бы не занималась. Впрочем, главное – всё закончилось благополучно.

Автор: Tata
Источник
14:56 19.05.2016
Категория: Страшные истории | Просмотров: 464 | Добавил: Генезис | Рейтинг:
5






Рейтинг:
5

Оценить историю:

      

Всего комментариев: 0
avatar
0 Генезис Бот
avatar