03.02.2014
Объект 117: 2 эпизод
…Придя в себя, я сразу же зажмурился. Яркий свет больно ударил мне в глаза. Повернув голову я понял, что нахожусь в медпункте. Мишлен, склонившись на Рихардом, который лежал на соседней кровати, слушала его сердцебиение. Софи прощупывала пульс белого как мел Кристофа.
- Мишлен, - хрипло произнёс я. Она тут же обернулась и я увидел, как огонёк радости на миг промелькнул в её глазах, - что с нами?
- Тише, тише, всё хорошо Гас. Тебе надо отдохнуть, - её голос звучал особенно ласково, - вот, выпей это. Она положила мне в рот какие - то таблетки и через минуту я снова отключился.
Когда я в очередной раз открыл глаза, в комнате было абсолютно темно. И, судя по всему, в ней не было никого, кроме меня. Я почувствовал ужасную жажду и голод. Голова больше не кружилась, и в остальном я чувствовал себя тоже вполне прилично. Исходя из этого, я решил попробовать подняться с койки. Сделав усилие руками, мне, наконец, удалось подняться и, свесив ноги, нащупать пол.
Пройдя несколько шагов вдоль стены и, не почувствовав головокружения, я решил покинуть медпункт.
Войдя в столовую я застал всех сидящими за столом. Они держали в руках большие кружки с кофе и о чём-то ожесточенно спорили. Увидев меня все радостно воскликнули.
- Привет, ребята, - улыбнулся я.
Мишлен подбежала ко мне и, достав из кармана маленький фонарик, попросила пошире открыть глаза. Закончив осмотр, она усадила меня за стол и отправилась на кухню.
- Как ты? – обратилась ко мне Софи.
- Порядок, только ужасно проголодался, - ответил я, ставя пустую бутылочку из – под минеральной воды, - вы как?
- Потихоньку приходим в себя, - ответил Рихард, - мы проснулись только пару часов назад.
- Кто - нибудь, знает, что с нами произошло?
- Мишлен сказала, что это истощение, совмещённое с обезвоживанием, - ответил Николай, - теперь нам придётся несколько дней сидеть на витаминах.
- Но как такое могло произойти?
- Мы как раз об этом сейчас разговаривали. И на этот счёт у нас сложились кое - какие соображения.
- Поделитесь?
- Сначала поешь, разговоры потом, - произнесла Мишлен, расставляя передо мной тарелки.
Закончив с едой, я с наслаждением откинулся на стуле и закурил.
- Знаешь, Гас, - начал Николай, - мы пришли к выводу, что причиной нашего истощения могла послужить та штука в обвале. Как нам кажется (и это вполне логично), она каким - то не известным образом истощила нас. Все, кто с ней имели контакт - оказались в лазарете.
- А как же Сэм? – с усмешкой спросил я.
- Его организм оказался сильнее вашего, он почувствовал недомогание гораздо позже. Поэтому я успела ему ввести витаминную сыворотку, - ответила Мишлен.
- Мы ждали, когда ты проснешься, чтобы загрузить данные сканера в компьютер, - проговорил Рихард.
- Послушайте, ребята, я не знаю, что на это сказать, но мне кажется, что вы ошибаетесь насчёт этой штуки. Она конечно очень странная, но чтобы…
- Пойдём в центральную, - прервал меня Рихард, - там во всём разберёмся.
Через пять минут мы толпились возле главного компьютера и ждали появления модели глыбы на мониторе. Минуту спустя программе удалось перенести данные со сканера в графический процессор. Нажав кнопку я вывел изображение на большой монитор. Повисло тяжёлое молчание. Все стояли и, не моргая, смотрели на трёхмерную модель.
- Боже, что это? – прошептала Софи.
Кристоф хотел что-то сказать, но в это время внезапно включился динамик передатчика. Его громкий треск и шип заставил всех вздрогнуть. Как только я потянулся к кнопке выключения передатчика, шипение стихло, и чей-то незнакомый голос еле слышно прошептал:
- Больно…, - я почувствовал, как крупная дрожь, пробежав по спине, скрылась где-то в районе затылка.
- Больно…, - чуть громче еще раз повторил голос.
Я обернулся и увидел, что все с содроганием уставились на динамик. Через минуту передатчик снова выключился. Мы растерянно смотрели друг на друга и не знали что сказать.
- Что это за чертовщина!? – срывающимся на крик голосом произнёс Сэм.
- Возможно, неполадки в системе связи, - не веря сам себе ответил я.
- Какие, к чёрту неполадки, Гас, ты же знаешь, что это что-то совершенно другое?! - проговорил Николай.
- Чтобы это ни было, нам надо срочно связаться с центром. Гас, ты сможешь настроить связь? – спокойно спросил Рихард.
- Только если кто - нибудь поможет мне, потому что в одиночку мне не справиться.
- Хорошо, тогда бери Кристофа и принимайтесь за работу. Остальным разойтись.
Как только все вышли и мы с Кристофом остались одни, он сел напротив и, глядя мне прямо в глаза, спросил:
- Давай, выкладывай, что ты думаешь об этом?
- Я понятия не имею, что это, но, думаю, этому можно найти какое – то объяснение. Ведь всему можно найти объяснение, - произнося это я понимал, что обманываю сам себя.
- Знаешь, та штука в яме она ведь не отсюда, - задумчиво произнёс он.
- Что ты имеешь в виду?
- Она не земного происхождения.
- Не думаешь ли ты… - тут я не выдержал и рассмеялся. Я смеялся так, как никогда в жизни. Хохоча, я ловил ртом воздух и держался за живот. Истерика, охватившая меня, наконец - то нашла выход. Я не мог остановиться и в этот момент, наверное, был похож на сумасшедшего.
- Хватит! – крикнул Кристоф и схватил меня за ворот.
- Прости, - потупился я, - давай работать. Ты знаешь, где антенна передатчика? – он утвердительно кивнул, - вероятно, во время бури её сильно развернуло. Поэтому тебе придётся выйти и настроить положение антенны на сигнал спутника.
- Но как я это сделаю?
- Не беспокойся, я отсюда буду руководить твоими действиями. А тебе всего - то и останется, что вращать антенну до тех пор, пока я не настрою сигнал.
- Хорошо, - буркнул он и, схватив одну из раций, вышел.
Через десять минут он появился у меня на мониторе. Мы проверили рации. Накинув капюшон, он зашагал к установке с антенной. В этой части объекта камер видеонаблюдения не было, поэтому я мог его только слышать.
- Я на месте, - сквозь микрофон рации проговорил Кристоф.
- Хорошо, дружище, теперь попробуй повернуть антенну немного влево.
Я увидел, как на мониторе стали отражаться градусы поворота антенны. Сигнал то появлялся, то исчезал.
- Готово, - буркнул Кристоф.
- Ещё немного влево.
Через мгновение шкала приёма заполнилась и снова опустела.
- Хватит! – крикнул я, - ты слишком сильно её поворачиваешь!
На том конце молчали.
- Кристоф, чёрт бы тебя побрал, поверни её направо! – я начинал злиться, - Кристоф, ты меня слышишь? Ты слишком сильно её повернул. Возьми немного вправо!
Взглянув на монитор, я понял, что вращение антенны прекратилось.
- Кристоф, приём!
Не получив никакого ответа, я с силой отшвырнул рацию в сторону и, схватившись руками за голову, упёрся локтями в стол. Несколько раз глубоко вдохнув, я ещё раз попытался связаться с Кристофом. С того конца доносилось только лёгкое потрескивание радиопомех. Сначала мне стало как-то не по себе, потом это ощущение стало перерастать в страх. Что-то в моём сознании щелкнуло, и лоб покрылся холодной испариной.
Я вскочил и быстро зашагал к вещевой комнате. Там я наскоро оделся и выскочил наружу. Ледяной ветер, больно бил в глаза и обжигал лицо. Осмотревшись вокруг, я несколько раз позвал Кристофа. Не услышав ответа, я со всех ног помчался к антенной установке.
Как только я оказался возле антенны, мой взгляд сразу упал на что-то чёрное, валявшееся на снегу. Подойдя ближе, я понял, что это рация. Рядом, наполовину скрытая в снегу, лежала оторванная ручка поворота антенны. Моё сердце сжалось от страха. Я поднял рацию и стал оглядываться по сторонам. Вокруг не было никого, кроме завываний ветра и звука собственного дыхания. Следы Кристофа, вперемешку с моими, обрывались на том месте, где я стоял. Всюду, куда я бы не посмотрел – был только снег. Мёртвый, безжизненно-холодный снег. Мною вдруг овладело чувство глубокого одиночества. Мне показалось, что в этой снежной пустыне я оказался абсолютно один. Я стоял в растерянности, не зная, что мне делать. От безысходности я начал выкрикивать имя Кристофа. Мой голос срывался на крик и терялся в этом мёртвом царстве снега и льда.
Когда я, задыхаясь, ворвался в столовую, все испуганно посмотрели на меня.
- Гас, что с тобой, ты настроил связь? – спросил Рихард.
- Кристоф пропал, - еле сдерживаясь чтобы не закричать, произнёс я.
- Как пропал, куда пропал?
- Он вышел наружу, чтобы настроить антенну, а через несколько минут связь оборвалась. Я пошёл за ним, но ничего, кроме этого, больше не нашёл. - ответил я и бросил на стол рацию Кристофа.
Все испуганно переглянулись.
- Всем одеться, мы пойдём его искать, - скомандовал Рихард и все поднялись и направились к вещевой.
Выйдя наружу, все стали оглядываться по сторонам. В воздухе витал запах страха. Мы разделились по двое и рассредоточились. Мы с Софи шли вдоль ограждения и по очереди звали Кристофа. Местность вокруг станции прочёсывали Рихард и Мишлен. Николай и Сэм же отправились к склону горной цепи.
Так мы проходили около двух часов. Наши охрипшие голоса звучали уже не так громко. Когда Рихард связался со мной и сказал, чтобы мы возвращались, я уже не чувствовал своих ног, а одеревеневшие пальцы рук неприятно покалывало.
Мы собрались в столовой. Обхватив ладонями горячие бокалы с кофе, все молча сидели, стараясь не смотреть друг на друга. Беспокойство, охватившее нас давило своими глухими стенами. Моё сознание отказывалось воспринимать происходящее. Разум впал в дремоту и будто бы покрылся льдом. Как и всё в этом проклятом месте.
- Больно, - внезапно донеслось из динамика внутренней связи.
Все вздрогнули и уставились на передатчик.
- Плоть… - безжизненно - холодно повторил голос. Я почувствовал, как затряслись мои руки.
- Холодно… - более громко произнёс голос.
Спустя мгновение шипение стихло, и мы услышали душераздирающий крик. Он был настолько громким, что все схватились за уши. Так мог кричать только человек, которого разрывают на части. Я изо всех сил зажмурился и до боли прижал ладони к ушам. Мне казалось, что я схожу с ума. Мне хотелось бежать, бежать куда угодно, лишь бы не слышать этот ужасный крик. Лишь бы не слышать этот леденящий душу голос. Только когда крик прекратился, моё сознание пронзила жуткая мысль: «Это был Кристоф!».
- Плоть… - прошептал голос, раздался щелчок и передатчик выключился.
Открыв глаза и посмотрев на остальных, я понял, что они находятся в том же состоянии что и я. Мишлен посмотрела на меня и внезапно громко рассмеялась. Её смех звучал зловеще.
- Что, здесь, чёрт возьми, происходит!? – вскочив со стула, завизжал Сэм, - Это был Кристоф, я знаю это был Кристоф, но только почему он так кричал!?
Мишлен продолжала смеяться, её сводило судорогой.
- Заткнитесь, все! – рявкнул Николай. Он встал и влепил пощёчину Мишлен. Та, испуганно взглянув на нас, тихо заплакала. Сэм схватился за голову и сел на место. Я почувствовал сильное облегчение.
- Что бы здесь ни происходило, нам всем надо срочно отсюда убираться, - проговорил Рихард.
- Как мы это сделаем? – спросил Сэм. В его голосе чувствовалась обречённость.
- Мы свяжемся с центром, попросим прислать за нами вертолёт.
- Кто-то сломал антенну, нам не удастся настроить связь, - буркнул я.
Повисло тяжёлое молчание, все смотрели куда-то в центр стола.
- Экстренный вертолёт, они должны будут прислать экстренный вертолёт! – воскликнула Софи.
- Он будет здесь только через четыре дня, - глубоко затянувшись сигаретой проговорил Рихард.
- Но почему?!
- Потому что экстренный вертолёт высылается только в случае пятидневного радиомолчания. Чёрт бы их побрал!
- Мы все здесь умрём, - как бы про себя произнёс Сэм.
- Если ты не заткнёшься, я сам тебя прикончу, - бросив многозначительный взгляд на Сэма, проговорил Николай.
- Я могу попробовать послать сигнал SOS через радиопередатчик,- сказал я.
- Это сработает? – спросила Софи.
- Не знаю, но терять нам все равно нечего.
- Смотаться?! – вскрикнула Мишлен, - исчез наш друг, а вы хотите просто сбежать! Мы не имеем ни малейшего представления о том, что с ним случилось. Мы даже не знаем, жив ли он!
- Мишлен права, - поддержал её Николай, - сперва нам надо во всём разобраться. Пропал наш друг и мы должны узнать что с ним случилось. Мы обязаны его найти.
- Но мы уже всё обыскали, снаружи его нет, - сказал Сэм.
- Значит, надо искать внутри, - не сдавался Ник.
- Надо осмотреть помещения станции, - добавил я.
- Я тоже так думаю, - проговорила Софи.
- Хорошо, ваша взяла, - буркнул Рихард. – Делимся по двое и начинаем прочёсывать объект. Гас и Софи проверят рабочую площадку. Я с Мишлен возьмём первый этаж, Сэм и Ник проверят второй. Возьмите фонари и рации, будьте постоянно на связи. По одному никуда не ходите, я не хочу ещё кого - то потерять.
Мы с Софи шли по узкому коридору, ведущему к рабочей площадке. Я чувствовал себя ужасно усталым, мои мысли путались. Голоса наших друзей, доносившееся из рации, казались далёкими и ненастоящими. Когда мы подошли к двери, за которой был корпус буровой, меня охватил озноб.
Войдя, я опустил электрический рубильник. Спустя мгновение, лампочки и прожектора осветили помещение, и мы направились к ограждению. Подойдя к решётке, я сразу обратил внимание на то, что дверь ограждения была распахнута настежь. Мгновение спустя, возле самого края обвала я увидел пуховик. Мы с Софи подошли ближе и я почувствовал, как что-то холодное закралось в мою душу. Сердце заколотилось со страшной силой, норовя выпрыгнуть из груди.
Вся куртка была покрыта чем-то липким тёмно-красного цвета. Оторванный рукав свисал в пропасть обвала.
- Это кровь? – шёпотом спросила Софи.
Вместо того чтобы ответить, я достал рацию и связался с остальными. Спустя несколько минут все собрались возле обвала.
- Он где-то там, - проговорил Николай, глядя в темноту ледяной ямы.
Все испуганно переглянулись. Не произнеся ни слова, Ник подошёл к лебёдке и стал закреплять стропы и ремни.
- Я с тобой, - сказал я.
- Нет, Гас, - останавливая меня, произнёс Рихард, - ты единственный из нас, кто может связаться с центром. Мы не имеем права тобой рисковать. Я пойду с Николаем. Возражения не принимаются! – резко закончил он.
Я стоял и смотрел, как их размытые силуэты таяли в черноте ледяной пасти. Когда они скрылись из виду, мною вдруг овладело чувство непреодолимой тревоги. Я достал рацию и проверил связь. Услышав сквозь радиошипение голос Николая, я немного успокоился.
Прошло около десяти минут, прежде чем мы снова вышли на связь.
- Что вы там видите, вы нашли Кристофа? – спросил я.
- Господи Иисусе, здесь всё в крови! – через шипение помех вскрикнул Ник.
- Вы нашли Кристофа?! – повторил я.
- Нет, его здесь нет. Здесь только кровь и очень много крови, - ответил он. - Включай лебёдку, мы поднимаемся.
Когда они поднялись, я смотал стропы, и все мы отправились в столовую. Идя по коридору, все молчали. Никто из нас не мог найти подходящих слов, чтобы хоть как-то обосновать происходящее. Мы были очень сильно напуганы. Тревожное состояние, повисшее в воздухе между нами, ощущалось как никогда раньше. Вероятно, так и бывает всегда, когда человек сталкивается с чем-то неизвестным, непонятным, необъяснимым и опасным.
Люди по своей сути всегда подчиняются своим инстинктам. Эти самые инстинкты порой бывают настолько болезненно выраженными, что в определённых ситуациях берут верх над разумом. Подавляемый чувством самосохранения мозг, впадая в дремоту, открывает двери таким воспалённым состояниям, как паника или тревога.
Мы шли не спеша. Никто из нас не торопился. Шаги размеренно раздавались в тишине узкого коридора. Не знаю почему, но мне хотелось чтобы этот коридор был бесконечным. Чтобы его стены продолжали нас защищать от всего того, что могло с нами случиться. Усталость, которая копилась в нас все эти дни, давала о себе знать. Несмотря на взвинченное состояние мне ужасно хотелось спать. Кроме того, я вспомнил, что давно ничего не ел.
Как только мы уселись за столом, девушки принялись готовить бутерброды и кофе. От запаха пищи я почувствовал, как в желудке что-то шевельнулось. Во рту появился неприятный привкус железа. Чтобы как-то отвлечься, я достал сигарету, чиркнул спичкой и несколько раз глубоко затянулся. Рихард и Николай последовали моему примеру. Как только мы затушили сигареты, девушки внесли подносы с бутербродами, а, спустя мгновение, на столе появились две бутылки красного «Жебара».
- Это позволит нам восстановить силы, - проговорила Софи. Никто возражать не стал.
Мы жевали бутерброды так, как будто это была самая вкусная пища, которую нам доводилось когда-либо есть. Вино было сладким и казалось каким – то по - особенному тёплым. Мы с жадностью съели всё принесённое и, откинувшись на стульях, принялись допивать остатки вина.
- Что будем делать? – спросил Николай, сбивая пепел с сигареты.
- Беря во внимание последние события, - начал Рихард, - я вынужден признать, что наша находка в шахте как-то связана с исчезновением Кристофа. Именно поэтому я сейчас пойду и закрою переборкой рабочую площадку. До тех пор пока мы здесь во всём не разберёмся, я запрещаю всем покидать жилой корпус. Возражения есть?
Все переглянулись, но промолчали.
- Тогда всем спать, держите рации включёнными. Ник, пойдёшь со мной, поможешь с переборкой.
- О`кей, шеф.
Остальные поднялись и зашагали к спальным комнатам.
Войдя в свою комнату, я снял ботинки и завалился на кровать. Рацию поставил рядом на шкафчик. Сквозь размеренное шипение радиопередатчика я слышал голоса Рихарда и Ника. Судя по шороху, они уже добрались до рабочей площадки и занимались переборкой.
- Порядок, шеф, - донеслось из рации, и тогда я закрыл глаза и быстро уснул.
Когда я снова открыл глаза на часах было уже без пятнадцати десять. Судя по тому, что из рации не доносилось ни звука, я пришёл к выводу, что все ещё спят. Протерев глаза и как следует потянувшись, я открыл дверь и выглянул в коридор. Осмотревшись по сторонам, я обратил внимание на то, что дверь, ведущая в спальню Сэма, была слегка приоткрыта. Из щели струился тусклый желтовато-серебристый свет настольной лампы. Стараясь не издавать лишнего шума я подошёл и заглянул внутрь.
На кровати кроме скомканного постельного белья больше ничего не было. Рация шипела и валялась на полу. Схватив простыню, которая почему-то была влажная, я выскочил в коридор. Я посмотрел по сторонам – никого не было.
- Сэм! – крикнул я. Эхо пронеслось по коридору и растворилось где-то в глубине.
Мгновение спустя из комнат выбежали остальные.
- Что случилось!? – встревожено спросила Софи.
- Сэм пропал!
- Но мы ничего не слышали, как это могло случиться!?
- Гас, что это? – вдруг испуганно прошептала Мишлен, показывая на простыню, которую я до сих пор держал в руках.
Когда я посмотрел на содержимое своих рук, то почувствовал, как внутри меня что-то перевернулось. Вся простыня и мои руки были в крови. Я резко швырнул её на пол. Мне захотелось бежать. Бежать куда угодно, лишь бы выбраться из этого кошмара. Я стоял и испуганно смотрел на остальных. Мои окровавленные руки сильно дрожали.
- Надо проверить переборку, - срывающимся от волнения голосом сказал Ник.
- Хорошо, мы с Николаем пойдем и проверим переборку. Гас, оставайся с девушками, ждите нас здесь, - проговорил Рихард, и они быстро зашагали к рабочей площадке.
- На, вытри руки, - произнесла Софи, протягивая мне полотенце.
Минуту спустя из рации донеслось:
- Этого не может быть, этого просто не может быть!
- Что случилось? – спросил я.
- Переборка, она открыта. Я отлично помню, как мы сами вчера её закрывали, а теперь она открыта, - прокричал Николай. – И тут повсюду кровь!
- Ждите нас в коридоре, мы сейчас будем, - добавил Рихард.
Когда они вернулись, я всё ещё вытирал от крови дрожащие руки.
- К чёрту всё, мы убираемся отсюда. Надо послать сигнал,- резко сказал Рихард и, схватив меня за плечи, добавил, - ты ведь сможешь это сделать?
Он посмотрел мне прямо в глаза. Впервые в жизни я увидел настоящий животный страх.
- Да, - буркнул я и мы все направились в командный центр.
Когда мы вошли, кто-то из девушек пронзительно вскрикнул, а Николай что-то резко произнёс по-русски. В комнате царил полный хаос. Всё было разбито и разбросанно. Даже самые маленькие панели управления были разнесены в клочья. Оголенные провода приборной панели хищно скалились и плевались искрами. Никогда в жизни я не чувствовал такого страха. Груз обречённости обрушился на мои плечи в одночасье. Я почувствовал себя загнанным зверем. Вся эта станция оказалась одним большим капканом. Будто-то зловещий кассир выдал билеты на живодёрню, но забыл предупредить, что исполнять роль расходного материала для невидимого кукловода мы будем сами. Злость и непомерное отчаяние сдавили сердце. Бескрайние просторы вселенной мгновенно сжались до размеров этой разрушенной комнаты.
- Быстро, все в столовую, - скомандовал Рихард и мы поспешили за ним.
Нам пришлось выпить по несколько чашек кофе, чтобы хоть как-то привести свои мысли в порядок. Пытаясь сконцентрироваться, мы курили сигареты одну за другой. Присутствие чего-то чужого ощущалось как никогда раньше. Каждый из нас прекрасно понимал, что на объекте мы не одни.
Мишлен поставила пустой бокал на стол, встала и направилась к дверям.
- Куда ты собралась? – возмутился Рихард.
- В туалет, - лаконично ответила она.
- Я провожу тебя, - буркнул он и они вышли.
Как только я поднёс огонь к очередной сигарете раздалось шипение передатчика.
- Домой…слишком холодно…один…больно… - прошептал голос и, спустя несколько секунд добавил, - Помогите…
- Как? – внезапно выкрикнул Ник.
- Плоть…
- Где наши друзья, что ты с ними сделал?
- Домой… - донеслось в ответ, после чего передатчик щёлкнул и выключился.
- Проклятье! – со злостью выругался Ник и ударил кулаком по столу.
Мы с Софи испуганно переглянулись и посмотрели на него.
- Чёрт возьми, что ты с ними сделал? – пробурчал он себе под нос и обхватил голову руками.
Его плечи дрожали, было видно, что он еле сдерживается. Смотреть, как ломается человек с такими крепкими нервами как у Николая, было вдвойне тяжело. Он скорее всего заплакал бы, но никто из нас не мог себе представить слёзы на его мужественном лице. Он всегда говорил: «Знаешь, дружище, мужчины не плачут». Он был сильным человеком, одним из немногих на кого можно было полностью положиться. Теперь же он находился на грани срыва. Как и все мы. Я достал из пачки сигареты, одну протянул ему, вторую Софи, хотя она и бросила два месяца назад. Когда она брала сигарету, я заметил, как сильно трясутся её руки. Зажечь спичку ей удалось только с третьего раза. Дрожащими пальцами она потёрла опухшие веки и посмотрела на меня. Взгляд, наполненный страхом и безысходностью, пронзал меня насквозь. Я возненавидел себя за то, что не смог найти нужных слов, чтобы хоть как-то её успокоить.
Внезапный, захлёбывающийся крик Мишлен вырвал нас из оцепенения. Мы с Ником резко вскочили и выбежали в коридор.
- Будь здесь! – крикнул Николай Софи и мы со всех ног помчались по коридору к туалетным комнатам.
Завернув за очередной поворот мы остановились как вкопанные. Возле туалетной кабинки лежала Мишлен. Она была вся в крови, но, хуже того, её левая рука была оторвана по локоть и лежала возле двери. Из разорванных мышц и сухожилий вытекало что-то чёрное. Она попыталась нам что-то сказать, но кровь, текущая густым потоком из гортани, мешала это сделать. Её неестественным образом вывернутые ноги дрожали и бились об пол. Она протянула к нам уцелевшую руку и зашлась хриплым кашлем, сквозь который я смог расслышать только:
- Оно здесь…
Оторвав взгляд от этого кошмарного зрелища, я увидел, как всего в нескольких шагах от нас стоит нечто отдалённо напоминающее огромное насекомое. Я почувствовал, как в моих жилах стынет кровь.
Этот отвратительный симбиоз паука с богомолом сжимал в своих клешнях тело Рихарда. Когда оно, бесшумно перебирая своими отвратительными конечностями, сдвинулось влево, свет настенного фонаря упал на его верхнюю часть. Меня передёрнуло. Там, где должна была быть голова этого существа, я увидел нечто настолько омерзительное, что это не поддавалось описанию. Я стоял в оцепенении, не в силах отвести взгляд от этого омерзительного и кошмарного создания. Внезапно за нашими спинами раздался пронзительный крик. Я резко обернулся и увидел Софи. Она стояла с раскрытым от ужаса ртом и испуганно смотрела на растерзанное тело Мишлен.
- Софи! – вскрикнул Ник.
Существо молниеносно кинулось к Мишлен. Схватив её тело, оно резко развернулось и помчалось по коридору к рабочей площадке. Николай, сломя голову, побежал за ним.
- Стой! – выкрикнул я.
Я не знал, что мне делать. Оставлять Софи здесь в таком состоянии было нельзя. У неё был шок, её страшно знобило. Она обхватила свои плечи руками и, не моргая, смотрела туда, где мгновение назад лежала Мишлен. Рядом с туалетом была комната санитарного инвентаря и я, схватив её за руку, открыл дверь и втолкнул внутрь.
Когда я вбежал в рабочий корпус, то чуть не налетел на Николая. Он стоял возле двери, упершись руками в колени, и тяжело дышал.
- Оно ушло туда, - задыхаясь, произнёс он, указывая на яму, - вероятно, та штуковина в обвале убежище этого отродья. Нужно что - нибудь придумать.
- Что придумать?
- Придумать, как прикончить эту тварь, - резко ответил он. Потом посмотрел мне в глаза и, странно улыбнувшись, спросил:
- У тебя есть предложения?
Его глаза блеснули одержимостью, и мне показалось, что он сошёл с ума. Может быть, мы все здесь сошли с ума. Может, всего этого на самом деле нет. Это могло быть просто ночным кошмаром, просыпаясь после которого начинаешь ловить ртом воздух. Или это могло быть помешательством. Острой шизофренией воспалённого мозга. Всё это просто плод больного воображения. Кажется, это не лечится.
- Нет, - ответил я.
- Как же так, как же так, - забурчал он себе под нос, - Должен быть выход. Мы должны что - нибудь придумать. Чёрт возьми, должен быть выход.
Он принялся грызть ногти и расхаживать из стороны в сторону. Теперь я уже не сомневался – он спятил.
- Пойдём отсюда, оно может вернуться в любой момент, - я взял его под руку и повёл к жилому корпусу.
По пути мы зашли в техническую и забрали оттуда Софи. Она всё ещё была в шоке. Когда я открыл дверь, она испуганно взвизгнула и забилась в угол. Прежде, чем удалось вытащить её в коридор и кое-как успокоить, мне пришлось потратить немало сил и времени. Николай стоял в стороне и всё время что-то по-русски бурчал себе под нос.
Когда мы вошли в столовую, Ник схватил меня за рукав и дрожащим голосом спросил:
- У нас есть динамит?
- Ник, что ты задумал? – забеспокоился я.
- Да, точно, - улыбнулся он, - Мы взорвём весь этот шалман к чёртовой матери! Разнесём ублюдка в клочья! – ликующе кричал он.
- Но…
- Скажи, Гас, где у нас динамит!? – не успокаивался он.
- У нас есть несколько шашек, но этого не хватит даже завалить яму.
- Тогда нужно как-то усилить взрыв. Понимаешь дружище, его нужно как-то усилить!
- Усилить взрыв, - равнодушно промямлила Софи.
- Пропан, - как-то само собой вырвалось у меня.
- Что пропан? – прищурился Ник.
- В основном нагнетателе используется пропан. Если нам удастся положить несколько баллонов с пропаном и динамит на дно обвала…
- Отличная идея! – вскрикнул он.
- А что, если оно нас…
- Мы должны взорвать ублюдка, - со злостью отрезал он.
Взглянув в его глаза я понял – спорить было бесполезно.
Посовещавшись, мы решили оставить Софи в столовой. В таком состоянии она всё равно нам ничем не могла помочь. Мы не знали, сколько ещё продлится её шоковое состояние, поэтому, уходя, Ник запер за нами дверь.
Баллоны оказались тяжелее, чем мы могли предположить. Надрываясь и проклиная всё на свете, мы таскали их от генераторной до рабочей площадки. У нас ушло около часа, чтобы перетащить все восемь баллонов и сложить их возле входа. Переведя дух, мы направились на второй этаж, к комнате технических средств. Именно там должны были храниться запасы динамита. Когда мы прошли, лестничный пролёт внезапно погас свет.
- Хитрый ублюдок, - злобно прошипел Ник. – Но, ничего, ничего.
Мы достали свои фонари и двинулись дальше по коридору. Наши шаги гулким эхом неслись вдоль железобетонных стен. Бледные лучи фонарей вырывали из мрачной темноты рваные клочья пространства. Внезапно, ощутив неприятный холод в районе затылка, я обернулся и посветил в конец коридора.
Там, рядом с лестничной площадкой было оно. Когда луч моего фонаря упал на это существо, оно раскинуло в стороны свои клешни и, вскочив на потолок, со страшной скоростью понеслось в нашем направлении. Я вскрикнул. Ник резко обернулся и лучи наших фонарей пересеклись. В следующую секунду мы уже со всех ног мчались в конец коридора. Повернув за поворот мы кубарем ввалились в первую попавшуюся дверь. Нас трясло от страха, лучи фонарей судорожно метались в кромешной темноте помещения. «Мы в ловушке!» - мелькнуло в голове.
- Сюда, – прошептал Ник, показывая на вентиляционную шахту.
Мы оторвали решётку и принялись друг за другом протискиваться в узкий лаз. В тот же миг дверь с грохотом влетела внутрь. ОНО ворвалось внутрь и теперь яростно пыталось пролезть в узкий проход. Уползая, мы ещё долго слышали, как клешни разъярённой твари скребутся по тоннелю. Мы не знали схему вентиляции, поэтому ползли наугад.
Около часа мы пробирались по тоннелям, сворачивая то влево то вправо. Чувствовали то леденящий холод, то изнуряющую жару. Назойливый шум вентиляторов резал слух и раздражал. Наконец, изрядно измучившись и сильно расцарапав ладони, нам удалось найти решётку, ведущую в одно из складских помещений второго этажа. Оказавшись внутри и быстро осмотревшись, мы размяли затекшие члены и, стараясь не издавать лишнего шума, вышли в коридор.
На этот раз мы добрались без всяких приключений. Вероятно, оно ушло на первый этаж, и теперь где-то там, в кромешной темноте бесконечных коридоров, ищет нас. Идея оставить Софи одну в столовой уже не казалась мне такой удачной. А когда мы с коробкой динамита и взрывателем спускались на первый этаж, я начал тихо ненавидеть себя за то, эта безрассудная идея принадлежала именно мне.
К нашей безграничной радости мы нашли Софи мирно спящей на стульях возле стола. Свернувшись калачиком и положив голову на свои маленькие ладошки она казалась беззаботно спящим ребёнком.
- Разбудим её, когда всё будет готово, - прошептал Ник, и мы направились на рабочую площадку.
Мы привязали динамит к баллонам и с помощью лебёдки спустили их на дно обвала. Когда мы повернулись к выходу, я почувствовал, как зашевелились мои волосы.
Возле распахнутой настежь переборки было оно. Плавно перебирая своими конечностями, оно двинулось в нашем направлении. Боже мой, какими же мы были безумцами, если думали, что оно позволит нам уйти! Зная, что мы сюда вернёмся, оно устроило нам ловушку. Я уже приготовился к смерти, когда внезапно позади этого существа раздался громкий щелчок. После чего что-то зашипело и в помещение ворвались густые клубы пара. Существо резко обернулось и, раскинув в стороны клешни, отпрыгнуло в сторону. Я не поверил своим глазам - там, за переборкой, с огромным пневматическим огнетушителем в руках, стояла Софи. Разъяренная тварь металась из стороны в сторону, не зная, что делать. В конце концов оно выбрало нас. Присев, оно подалось вперёд и молниеносно бросилось в нашу сторону. Я подогнул ноги и резко отпрыгнул в сторону. Тварь пронеслась мимо, с грохотом ударилась о стержень и рухнула на дно обвала. Я быстро поднялся и с великим облегчением обнаружил Ника живым и здоровым.
- Промахнулся, ублюдок! – воскликнул он в темное жерло обвала.
- Бежим! – крикнула нам Софи, и мы сломя голову понеслись к выходу.
Спустя минуту мы выбежали наружу и теперь, не жалея сил, бежали к ограждению. Как только мы пересекли решётку, Николай нажал кнопку взрывателя. В ту же секунду за нашими спинами раздался оглушительный взрыв. Мгновение спустя взрывная волна подхватила нас, как щепки и, высоко подняв, равнодушно швырнула на снег.
Обернувшись, я увидел, как огромный столб чёрного дыма тянется к небу. Взрыв оказался настолько сильным, что на месте станции теперь был только огромный котлован, заваленный обломками. Теперь только по ним можно было определить, что кроме снега и льда здесь было что-то ещё.
…Мы стояли и смотрели, как массивный багряно-чёрный гриб, хищно скалясь, исчезает где-то в белесых облаках. Внезапно все вздрогнули и посмотрели на меня. Рация в моём кармане издала противный треск, сквозь который прорвалось:
- Помогите…мне…
Дрожащей рукой я достал сигарету, щёлкнул зажигалкой и, жадно затянувшись, выключил рацию.
19:38 03.02.2014
Категория: Лучшее | Просмотров: 3749 | Добавил: THE-THING | Рейтинг:
104






Рейтинг:
104

Оценить историю:

      

Всего комментариев: 5
avatar
0 Генезис Бот
avatar
1
Да не сюда ,наверн .ты пишешь...Здесь народ читает истории,которые бабки полушепотом пересказывают друг другу на лавочке...Хотя спору нет,написано талантливо и интересно...Настолько хорошо ,что даже не уверен  ,что это оригинал. Написал бы в жанре бытовой мистики ,был бы Богом..Хотя какой из меня советчик..
avatar
2
Аа,ссорь ,посмотрел другие твои истории...Реально ты Бог....
avatar
3
Благодарю за столь лестный отзыв, очень приятно. Рад, что Вам понравилось.
avatar
4
Офигенная история!=)
avatar
5
Как будто фильм посмотрела) крутяк :)
avatar