09.06.2014
Истории проклятого города (Часть 2)

История 4. Темные комнаты. В городе вот уже почти год стоит поздняя осень. Природа заснула, едва в мир вторглось нечто чужеродное, и терпеливо пережидала нашествие, как и люди, запершиеся в своих домах. Здесь, у самого Штаба Сопротивления, можно было спокойно ходить по улицам. Защитный барьер из вкопанных в землю кристаллов надежно удерживал хоть немного соображающих существ на расстоянии. А те, что соображали меньше – взрывались, стоило им шагнуть на людские земли.

Но все равно вокруг было пусто. На окраине города все дома были от силы пятиэтажными, и ветер свободно свистел в ненужных теперь антеннах – пусть генератор Штаба и подавал кое-какое электричество, но связи с внешним миром не было. Все рассчитывали только на себя.

Джонни шел по тротуару в скупой тени деревьев, полгода назад сбросивших молодые еще листья, но так и не отрастивших новые. Мальчик то и дело останавливался и подзывал Мелкого. Пес и так все время находился неподалеку – он был уверен, что это он выгуливает человеческого щенка, а не наоборот. Вот и присматривал с расстояния, не мешая странному ребенку думать о своем.

Но ведь все равно подзывает – видимо, мысли его настолько грустные, что в одиночестве быть тоскливо. И хочется коснуться рукой собачьей шерсти, зачем-то вытащить из пасти весьма ценный кусочек человеческой еды – ну и что, что он найден среди мусора? Он же почти не пахнет…

Ладно, забирай. Только не грусти больше. Ну вот, плачешь. Почему?

А Джонни думал о том, что вынужден разрушить свою вторую семью. Что Аннет – милая, добрая Аннет, которая готовила вкуснейшую еду из солдатских пайков и припрятанных приправ, которая приходила ночью, чтобы поправить на спящем мальчике одеяло…

Аннет – чудовище?

Пьющая Плоть, превращающаяся в человека, как и та тварь, что убила папу и маму! И это существо живет здесь, в Штабе Сопротивления? И Мэтт – ее муж, знает об этом?

Джонни уже ничего не понимал. Аннет – враг и чудовище? Или – вторая мама, принявшая незнакомого мальчика в свою семью? А теперь этот мальчик обдумывает, как донести на нее Мастерам.

Джонни не знал, что делать. И решил пойти к единственному человеку, кроме Мэтта и его жены, которому он доверял.

К старому Мастеру Кристаллов, который и привел Джонни в эту семью. Который дал ему дом – и надежду на нормальную жизнь в эти странные времена. Кому, как ни ему, знать, как поступить в такой ситуации?

Джонни, решившись, вытер слезы, кивнул и свистнул Мелкому. Тот, обнюхивающий кучку опавших листьев, мигом подбежал к маленькому хозяину и приветственно вильнул хвостом патрульным, идущим к границе защитных кристаллов.

Впереди них топал английский бульдог с серьезной мордой и в ошейнике с медалью Сопротивления, которой награждают самых смелых бойцов.

Пес принадлежал богатой семье, прежде жившей в одном из частных домов. Но его хозяева были съедены в первую же ночь после катастрофы – крылатые существа проломили крышу их дома. И пес, чудом выживший, прибился к отряду Сопротивления, зачищающему этот район.

Это был один из немногих псов, по-человечески люто ненавидящих существ. Помня смерть хозяев, эти собаки сражались наравне с людьми и не убегали, даже если погибли все остальные члены отряда. Именно этот бульдог однажды вцепился в нос демону-пожирателю и держал усмиренное чудовище несколько часов, дожидаясь подмоги.

И за это его наградили медалью.

Мелкий заинтересованно принюхался вслед бульдогу, но оглянулся на Джонни и решил отложить знакомство с псом-героем.

Не до общения сейчас, когда маленький хозяин идет куда-то, где пахнет вооруженными людьми и чем-то химическим, туда, где даже Мэтт не очень любил появляться. Он предпочитал выманить Мастера Кристаллов к себе домой, чтобы поболтать там за принесенной Мастером дозой медицинского спирта.

Сугубо лечебной дозой.

* * *

В штаб Джонни пустили без вопросов – он жил тут до переезда в новую семью, да и Мэтт нередко брал его с собой, когда пополнял запасы боевых кристаллов перед выходом в город.

Штаб - высокое офисное здание, обнесенное забором из листов металла с вплавленными тут и там шипами и кристаллами.

Эта защита тут появилась едва ли не в первый месяц после катастрофы, когда чудовищ в городе было больше, чем людей, а на противоположной стороне города слышались взрывы и громкий рев, от которого вибрировали стекла – там бились два темных бога, ровняя с землей многоэтажные дома. Выясняя, кто будет править маленьким миром проклятого города.

Кто из них победил? Никто не знает. Проигравший исчез, рассыпавшись черным пеплом, а победитель ушел под землю залечивать раны и набираться сил. Для чего – знают только каннибалы-Отступники, что поклоняются этому странному богу и выполняют его главную заповедь: пожирая людскую плоть во славу его, выпуская их кровь во славу его.

Джонни слышал истории про каннибалов от отца, когда подслушал его разговор с живыми еще друзьями.  Тогда он и узнал, чем страшны каннибалы – тем, что на них не действуют кристаллы. А ведь именно они защищают ближайшие районы от монстров, именно их Сопротивление с боем доставляет в жилые пока места, чтобы люди клали их под пороги и на подоконники. Чтобы люди могли выжить.

Откуда взялись кристаллы, не знал никто, кроме самой верхушки Сопротивления – Мастеров. И Джонни, даже живя рядом с одним из них и регулярно наведываясь к нему в гости, так и не смог выведать эту тайну.

Почему кристаллы так реагируют на монстров? Почему взрываются, соприкоснувшись с существами из иного мира? Почему отпугивают их – даже тех, кто ни разу не сталкивался ни с чем подобным?

- Почему Аннет носит кристалл на шее, но еще жива? – задал вопрос Джонни, глядя в серое небо, в котором далеко-далеко вверху парило крылатое существо, то самое, о котором рассказывал Мэтт. Оно не нападает на людей, пока они не покусятся на его территорию. И оно убивает других, опасных тварей. Но разве оно – друг? Разве можно жить с ним рядом, ожидая, что оно вот-вот наступит на кристалл и возненавидит людей? Разве можно… любить его?

Джонни не знал. Он надеялся, что Мастер Кристаллов развеет его сомнения.

* * *

В Штабе в это время было не так много народа – все ушли патрулировать улицы или даже, взяв машины, отправились в далекие районы, чтобы снабдить людей самым необходимым – пищей и водой. К сожалению, оружия и кристаллов не хватало, и люди все равно гибли. Но это было лучше, чем ничего.

Гораздо лучше.

Охранник открыл металлическую дверь в здание, узнал Джонни и потискал радостно сопящего Мелкого – тут его очень любили. Но вскоре пес вырвался и потрусил за маленьким хозяином, терпеливо поднимающимся по лестнице наверх.

Вокруг стоял пыльный полумрак. Когда-то это здание, наверное, было очень светлым, ведь окна тут были огромными, во всю стену! Но теперь все стекла были намертво закрыты металлическими пластинами, чтобы существа – не дай Бог! – не прорвались в это здание, не убили Мастеров и не уничтожили зародыши кристаллов. На некоторых этажах кто-то из Сопротивления старательно рисовал поверх пластин граффити, изображавшие поверженных чудовищ и героических бойцов.

На восьмом этаже появилось новое граффити. На нем человек в темной одежде, чем-то похожий на Мэтта, сияющим кристаллом в руке теснил монстра-пожирателя. Рядом с нарисованным бойцом выразительно скалил зубы рыжий пес размером с пони. Джонни остановился рассмотреть картину повнимательнее, потом с усмешкой покосился на Мелкого, морщившего нос от запаха свежей краски:

- Я вижу некое сходство. Правда, тут ты совсе-е-ем не мелкий. Что скажешь?

Пес посмотрел на картину и недовольно фыркнул, прижав уши. Джонни рассмеялся и потянул тяжелую дверь, пропуская собаку и сам проходя вслед за ней.

Весь этаж был выделен под Мастера Кристаллов. Правда, он самоотверженно отдал под лабораторию все, кроме двух маленьких каморок для себя.

Все остальные помещения, когда-то бывшие офисами, были заставлены многочисленными стеклянными емкостями, наполненными прозрачной жидкостью. В нее макались тонкие нитки, смоченные реактивами – и на их концах медленно формировались прозрачные зародыши кристаллов.

Когда зародыш вырастал достаточно большим, Мастер Кристаллов аккуратно переносил его в другую миску, в которой жидкость была уже другая – розоватая, липкая, пахнущая кисло и странно. И в ней зародыш становился полноценным боевым кристаллом – красным, легким, как пластик. Он мог быть разных размеров, в зависимости от того, для чего использовался дальше.

Особенно Джонни любил рассматривать кристаллы для защитного барьера. Они были похожи на розы с острыми стеклянными лепестками – это усиливало их чувствительность к иномирным существам.

Джонни пошел вперед по коридору, слушая свои шаги и цокот когтей Мелкого по пыльному кафелю пола. Вокруг – закрытые двери, из-под которых струится темнота – зародыши кристаллов растут только без света, разрушаясь от единственного блика на стеклянной колбе, от случайно включенной лампы.

Только из-под одной, самой дальней двери тянется дорожка света. Там Мастер Кристаллов проводит конечную обработку и большую часть свободного времени. Там светло, там слышно позвякивание пинцета о края посуды, когда Мастер стряхивает с кристалла последние капли раствора.

Мелкий поставил уши торчком и по-собачьи улыбнулся, свесив язык. И потрусил к двери, скрести ее лапой и тихо взрыкивать, чтобы Мастер впустил нежданного гостя – любимого и мохнатого, и даже дал что-нибудь вкусное!

Джонни тоже заулыбался и ускорился. Но что-то привлекло его внимание. Тихий звук из-за приоткрытой двери в одну из комнат с кристаллами.

Мальчик, помедлив, заглянул туда. Это Штаб, тут не может быть ничего опасного!

Может, крыса пытается выудить вкусный кристалл из пробирки? Он ведь соленый, хрустящий. Любо-дорого погрызть, слушая затем в своей норке, как из-за пропажи ругается Мастер Кристаллов. А потом крыса с удивлением обнаружит, что стала несъедобной для тварей на улице. И лысые ее детишки, родившись, тоже окажутся несъедобными…

Но нет, на столах и полках нигде не горбится, сжимая в лапках добычу, вороватый серый грызун. И вообще здесь никого и ничего нет. Джонни, пожав плечами, закрыл дверь в комнату. Если бы он посмотрел в сторону каморки, где хранятся вещи Мастера, он бы увидел, как дверь в нее беззвучно закрывается, и за ней исчезает что-то темное.

Но Джонни не посмотрел туда. Он потянул на себя другую дверь – ту, куда уже успел проскользнуть Мелкий. Мастер Кристаллов поприветствовал мальчика, указав ему на кушетку и прикрыв за ним дверь.

Но перед этим Мастер погрозил пальцем тому, кто выглядывал из каморки. И повернулся обратно к Джонни, улыбаясь и поправляя круглые очки.

- Чем обязан визиту, малыш?

* * *

Джонни сидел за высоким столом в разноцветных химических разводах, отхлебывая чай из чашечки и дожидаясь, пока готовый кристалл, выуженный из миски с раствором, высохнет.

Мастер сидел напротив, методично обрабатывая один из кристаллов напильником.

Худой, лысоватый мужчина с густыми бровями, свешивающимися прямо на оправу очков, он всегда нравился Джонни. Мальчик любил его ехидную улыбку и острый нос с вечно блестящим кончиком. Любил разговоры о кристаллах и о том, какие монстры живут на улицах. У Мастера был целый альбом, куда он зарисовывал существ по описаниям Мэтта, и про каждое из них он мог сказать что-то интересное.

До катастрофы он был ботаником, и систематизировать живое было ему привычно. А его хобби – резьба по дереву – пригодилось сейчас, когда напильник все время соскальзывает с кристалла, мешая придать ему ровную цилиндрическую форму.

- Я хочу сделать из этого пули, - пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Джонни. – Чтобы наши люди могли отстреливать Коршунов.

Коршуны – летающие твари с полутораметровым размахом крыльев, похожие на птеродактилей с двумя клювами. Обычно они боятся нападать на крупных существ, но несколько раз умудрялись, спикировав с неба, оторвать человеку руку и скрыться в облаках. Мелкий однажды успел ухватить такую тварь за крыло, и подоспевший Мэтт забил ее ногами. Но чаще существа улетали безнаказанными, и обычные пули не могли их остановить.

- Хорошая мысль, - Джонни в последний раз встряхнул кристалл, закрепил его в зажиме на высокой подставке и взял в руки лупу и фонарик. – А то только Мелкий смог за такой тварью успеть. Людям сложнее, - мальчик поднес лупу к глазу и стал светить на кристалл под разными углами, чтобы увидеть возможный дефект – трещинку или пузырек, а может – след от крысиных зубов.

Джонни нахмурился. Он увидел кусочек нитки, застрявший в самой середине кристалла. Значит, он не рабочий. И не взорвется, если его коснется монстр.

- Мелкий у нас вообще молодец, - Мастер наклонился и потрепал спящую собаку по мохнатому боку. Пес приоткрыл глаз, довольно причмокнул и вскоре ровно засопел. Только лапы иногда подергивались - Мелкому снились бесконечные улицы, заполненные чудовищами, и Джонни, которого любой ценой нужно отвести домой…
    
- Да, Мелкий – просто чудо, - подтвердил Джонни, отложил забракованный кристалл и задумчиво посмотрел на Мастера. – Знаете, я тут кое-что подумал. А вы много знаете про существ…

- Что такое? – Мастер перестал пилить кристалл и посмотрел на Джонни с интересом и легким беспокойством во взгляде.

- Их можно приручить?

- Что?! – Мастер чуть не выронил кристалл.

- Просто… - Джонни растерянно пожал плечами, - они ведь бывают довольно умными. И, возможно, им не обязательно нас убивать? Ну, чтобы жить? Мэтт рассказывал, что большой крылатый зверь не трогает людей, а ведь он животное, - мальчик заговорил быстрее, видя, что изумленный Мастер хочет его перебить. – Может, тогда умные существа, вроде Пьющих Плоть, могут стать нашими союзниками? Друзьями?

Мастер вздохнул и опустил голову. Он молчал несколько минут, и Джонни начал волноваться. Ну конечно, он дурак – говорить такое человеку, который потерял стольких друзей после катастрофы! «О чем я только думал…»

Но Мастер посмотрел на Джонни грустными глазами, увеличенными стеклами очков:

- Ты хочешь спросить меня про Аннет?

- Да, - машинально ответил Джонни, потом вздрогнул:

- Так вы знаете?

- Более того, - Мастер встал, подошел к двери и тихо позвал кого-то. Из коридора донеслись странные шаркающие шаги, и в дверях показалось существо.

Оно было сгорбленным и серым. У него не было глаз, только рот – беззубый, старческий. Длинные руки с чутко шевелящимися пальцами, короткие ноги. На толстой шее болтался красный кристалл на цепочке.

Существо замерло, покачиваясь и настороженно принюхиваясь.

Джонни посмотрел на Мастера и спросил дрожащим голосом:

- Оно не опасно?

Услышав людской голос, существо припало к полу, разинув беззубый рот в угрожающем, низком вое, от которого Мелкий мигом проснулся и оскалился. На спине существа раскрылись прорези, и из них выдвинулись трепещущие гребни, покрытые розоватой слизью.

Чудовище выпустило когти и бросилось к Джонни.

 

История 5. Снять панцирь

 

Джонни все еще пытался перевести дух, запивая испуг остывшим чаем. Сердце колотилось, как барабаны каннибалов, что уже вломились в квартиру, связали живших там людей – и готовят свой ритуал. Он напитает плоть жертвы мощью древнего бога, и передаст эту силу его последователям…

Мелкий вскарабкался на соседний стул, с трудом на нем удерживаясь, переступая соскальзывающими лапами, но умудряясь заглядывать мальчику в глаза: «Как ты? Успокоился?»

Джонни все еще била дрожь. Ведь всего десять минут назад чудовище, жившее в каморке у Мастера Кристаллов, попыталось его убить. Пусть от испуга, пытаясь защитить себя и своего друга Мастера от расправы людей, и без того напуганных злыми существами.

Чудовище – Мастер звал его Грэгом – забилось в дальний угол комнаты, сжимая в руках миску с чаем, в которую Мастер щедро плеснул коньяку. Монстр так сильно перепугался, услышав голос незнакомого человека, что не сразу понял, что это был ребенок. Только какое-то наитие заставило его втянуть когти, прежде чем схватить маленького человека и вздернуть его в воздух.

И лишь тогда, по легкости, с которой человека удалось поднять, по запаху сестренки Аннет на его коже, Грэг понял, что в его руках Джонни, маленький друг Мастера. И услышал отчаянный вой Мелкого, не понимающего, почему один его друг пытается убить другого.

Тогда гребни Грэга с шелестом втянулись обратно в тело, а беззубый рот раскрылся. Монстр беззвучно молил о прощении, опуская ребенка на землю, а Мастер уже бросился к Джонни, и пах он страхом и беспомощностью…

Оба они – и Грэг, и старик-человек, знали, что теперь только чудо убедит ребенка не пойти к другим людям. Не рассказать им, что монстры поселились как минимум в двух домах, и что самые уважаемые, самые героические члены Сопротивления – Метт и Мастер Кристаллов – оберегают мерзких тварей. Своих друзей и любимых…

Грэг поднял безглазую голову и повернул ее к Джонни. Все его серое тело дрожало, а из щелей на спине, где исчезли гребни, струилась розоватая слизь – его единственная защита в прежнем мире, пока неведомая сила не выдернула монстра в проклятый город. Сухие темные губы дрогнули:

- Пхрости мхеня, - чудовище втянуло голову в плечи и тихо всхлипнуло, издав странный звук. Тот самый, благодаря которому Мастер больше года назад дал ему имя: - Пхрег…

* * *
Это случилось год и девять месяцев назад, в день, когда два мира смешались, как кровь с серной кислотой.

Грэг оказался дома у Мастера внезапно, перепугавшись даже больше, чем сам владелец квартиры.

Еще минуту назад монстр уютно свернулся в гнезде из кристаллов, что рождаются из его слизи – а вот уже совсем беспомощный, голый, лежит на полу в странной норе, а какое-то жуткое розовое существо в обрывках цветной кожи громко кричит и зовет на помощь!

Пришлось броситься к нему, зажать кричащий рот и сидеть. Ждать, пока незнакомое существо успокоится, чувствовать, как спинные гребни безуспешно из-за света пытаются нарастить корку кристаллов, толстый панцирь из которых так хорошо защищал мирного монстра в прошлом.

Грэг только казался безглазым. Зрение у него было, пусть и слабое из-за закрывающих глаза складок кожи. Но все же с внешним миром его связывали обоняние и слух, и розовое существо он старательно обнюхал, запоминая. Здесь, в этом странном месте, Грэгу понадобится любой союзник.

Там, снаружи странной норы, слышался рев Пожирателя и отчаянные крики розовых существ – чудовище, которого в будущем назовут Грэгом, успело почувствовать, какая мягкая у них плоть, и понимал, как, наверное, радует Пожирателя этот факт. Ведь эту плоть так легко разорвать когтями!

Но Грэг не ест мясо. И для Пожирателя он – без панциря, без нормального логова – такая же легкая добыча, как эти розовые существа.

Надо что-то делать!

Грэг осторожно отпустил владельца норы, в которой он оказался, убедился, что розовое существо пока не собирается нападать. Прокрался к одному из выходов наружу, закрытых чем-то прозрачным, но едва ли способным спасти от кого-то, кто захочет сюда влететь. Протянул руку себе за спину и провел по ближайшему гребню, снимая слой слизи и сжимая их в темноте между сомкнутыми ладонями. В ней почти сразу образовались маленькие кристаллы, и Грэг осторожно распределил их по подоконнику. Потом повторил это с дверью, под недоуменным, испуганным взглядом человека.

Мужчина не понимал, что происходит. С улицы доносился грохот и крики умирающих людей. Их раздирали на куски монстры, появившиеся из ниоткуда. А это безглазое слизистое существо не пыталось его убить! И эти кристаллы, которые оно раскладывает повсюду… что это?

- Эй! – сказал человек, и монстр обернулся. – Кто ты? Как тебя зовут?

Чудовище удивленно мотнуло головой, издав странный всхлип. «Пхрег».

- Значит, будешь Грэг, - подытожил Мастер Кристаллов и улыбнулся. Грэг неуверенно улыбнулся в ответ.

Существа его вида общались больше мыслями, чем словами, сидя в своих норах глубоко под землей. Они не вылезали из своих панцирей, а взрывающимися осколками от них покрывали вход в нору, чтобы отпугнуть крупных хищников и мелких тварей, порабощенных грозными богами во имя никому не нужной войны.

Грэг никогда не вылезал из своей норы. Никогда не видел ничего, кроме кусочка неба, обновляя кристаллы у самого входа. Но… мысли розового существа – человека? – были чем-то ему близки.

Хотя и непонятно – как можно так ненавидеть свой панцирь? Как можно жить, выбираясь из любой норы, куда жизнь тебя загоняет? Как можно… так страстно познавать все новое? Даже то, что может быть опасным?

Будущий Мастер Кристаллов был из тех людей, что однажды отдают беднякам все свои вещи и отправляются в дальние страны. Из тех, кто мечтает очутиться в волшебном мире даже в сорок восемь лет. Из тех, кто никогда не стареет и не забывает свое детство – со всеми мечтами, уроками и маленькими, но важными чудесами.

Грэг не понимал этого. Но очень хотел понять.

Он потянулся к незнакомому существу всей душой, как тянется к солнцу цветок, не знавший прежде света. Так человек, впервые видя море, входит в воду и пробует ее соль на вкус.

…Грэг протянул человеку свой кристалл.

* * *

Джонни вздрогнул и проснулся. Мальчик не запомнил момент, когда его сморил сон – но то, что именно снилось, запомнил хорошо.

Грэг сидел все там же, и Мелкий спал, вытянувшись у его ног. Мастер Кристаллов ушел проверять зародыши в одну из темных комнат, пока Джонни спал, и оттуда то и дело доносились тихое звяканье мисок и не менее тихая ругань – Мастер честно пытался не разбудить Джонни.

- Я проснулся! – громко сказал мальчик, и услышал из темной комнаты радостный возглас и тут же – самозабвенный грохот переставляемой посуды. Джонни невольно улыбнулся и перевел взгляд на монстра. Его безглазое лицо было непроницаемо, но мальчик все еще помнил свой сон. Помнил чувства существа… нет, Грэга.

- Я понял, почему ты так поступил, - сказал Джонни, и Грэг вздрогнул, повернув к нему серое лицо. – Я не сержусь. Мы ведь подружимся?

Грэг, помедлив, сказал-всхлипнул:

- Дха, - он чувствовал, что мальчик не кривит душой. И это стоило того, чтобы снять защитный панцирь.

Да и кому он нужен – этот панцирь? Были бы друзья, ради которых ты избавишься от него навсегда.

* * *

Джонни шел домой, разглядывая подарок от Грэга – странный кристалл, состоящий из двух разноцветных – красного и янтарного, закрученных, как две влюбленные улитки.

Грэг дал его мальчику, сказав, что эта вещь ему однажды очень «пригхадится». Джонни не стал отказываться – кристалл был красивым. И что-то внутри мальчика словно шептало ему: «Смотри, как блестят грани. Смотри, как свет переливается из кристалла в кристалл. Оставь себе, положи в карман. И забудь о нем, забудь…»

И Джонни забыл. Ведь ему было не до этого – надо было идти вслед за Мелким, к дому, поговорить с приемными родителями. Сказать, что ему все равно – кто они, из какого мира и как выглядят, когда засыпают в полнолуние.

Нарисовать Аннет в ее природном облике – Мастер нашел в лаборатории краски, и сейчас они, зажатые под мышкой, пачкают майку Джонни. Этот рисунок потом вклеят в альбом Мастера, а еще мальчик планирует перерисовать в цвете всех существ из этого альбома.

Заодно узнает о них побольше, ведь не все из них опасны для людей. И многие живут здесь, под защитой Сопротивления, и выполняет работу, не связанную с кристаллами. Дружат с людьми, помогают им. Питаются человеческой едой – или трупами чудовищ, принесенными из города специально для них.

- Они носят метку – кристалл на цепочке, - говорил Мастер, указывая на Грэга, на шее которого действительно болтался красный кристалл. – Кристалл с дефектом, естественно, чтобы не взорвался ненароком. Но, если увидишь такой амулет у кого-то, ты будешь знать, что он из наших.

Они много чего еще обсуждали.

Припасы, которые скоро закончатся – но их восполнят съедобные грибы, которые сородичи Грэга выращивают в подвалах уже сейчас. Каннибалов-Отступников, оказывается, выслеживали отряды из дружественных людям Пьющих Плоть, выпущенных через охраняемую брешь в кристальной защите. Правда, по большей части они находили в обнаруженных святилищах только мертвых – неведомая сила разрывала сектантов на куски.

Они стали жертвой тех самых богов, на чьей стороне они сражались.

И никто не знал, сколько же богов осталось на самом деле. Может, они попросту передрались – привыкшие в своем мире воевать друг против друга, оказавшись в слишком маленьком пространстве, чтобы поделить его должным образом? И, как пауки в банке, перебили сами себя, разорвав заодно своих наивных приспешников…

Или один все же выжил? Тот, кому поклонялось единственное оставшееся племя каннибалов – неуловимое, скрытное, самое кровожадное. Тот, что ушел под землю в самом начале катастрофы, после схватки с другим, столь же сильным богом…

- А еще мы не знаем, почему в городе стало так мало мелких чудовищ, - говорил Мастер Кристаллов. – Мы не могли их всех перебить, но их нет уже почти полгода! Они словно ушли куда-то, не расставив даже меток…

Но сейчас, двигаясь домой и со смехом отталкивая игриво прыгающего Мелкого, Джонни меньше всего думал о чудовищах за границей.

Он думал, как завтра попросит Мета научить правильно кидать кристаллы – ведь Грэг специально для мальчика сделает серию боевых кристаллов поменьше, чем обычные, под взрослую руку.

И еще мальчик хотел предложить кое-что необычное. Грэг много рассказывал про Зверодактиля – крылатого монстра, про которого на днях говорил Метт.

Джонни собирался его приручить.

* * *

- Пожалуйста, помогите, - плакала девушка, зажимая рану на худом плече. Агата еще пыталась идти, но ноги не слушались – слишком велика была потеря крови. – Я больше не вынесу… кто-нибудь, помогите! – она разрыдалась безнадежно и глухо, сползая по стене, оставляя на побелке скупой кровавый след.

Вдруг – щелчок, оглушающее громкий. И стук, гулкий, вездесущий, будто великан шагает по улице. «Хотя нет. Это мое сердце бьется».

Кто-то в подъезде открыл дверь, но у девушки уже не было сил повернуть голову в ту сторону.

- Держи! – мужской голос, грубый, озлобленный. «За что вы так со мной…» - Сожми в руке, и мы к тебе выйдем.

Что-то звенит по плитам пола, совсем рядом. Кинули из дверей – и тут же захлопнули, провернули все замки. Агата приоткрыла глаза и с трудом сфокусировала взгляд. Где же…

Вот он. Небольшой красный кристалл – защита от нечисти. «Вы думаете, я чудовище?»

Тонкая рука шарит по грязному полу, девушка теряет равновесие и падает лицом вниз, ударяется зубами и носом. До крови. Но что эта кровь, когда твое плечо и спина исполосованы когтями, и при каждом биении сердце-предатель толкает из тела еще немного крови – словно мало ему той, что алыми каплями и лужицами ведет на улицу, через вырванную с корнем подъездную дверь…

Рука нащупывает кристалл, сжимает его изо всех сил. Агата закрывает глаза и уплывает куда-то, где нет ни чудищ, ни злых людей, что не спасут, не помогут…

Щелчок, скрип. «Неужели вышли за мной?»

Действительно, шаги.

Двое – мужчины, крупные. Много жизненных сил. Повезло.

Когда один из них наклоняется, чтобы поднять израненную девушку, Агата извернулась и впилась зубами ему в горло. Повалила мужчину на пол с легкостью, немыслимой для хрупкой девушки. Сладкая кровь наполняет ее рот, и новый прилив сил помогает удержать бьющуюся жертву – куда ему до Великого Бога, чья мощь струится теперь в венах Агаты!

Она почти не слышит, как второго мужчину избивают двое Служителей – они прятались там, за дверью, совсем рядом. Именно там они до этого резали спину Агаты когтем мертвого чудища, что ниспослал им Великий.

Теперь они вносили будущую жертву в дом и начинали готовиться к ритуалу.

Агата оторвалась от мужчины и медленно вытерла окровавленный рот его безвольной ладонью. Улыбнулась и коснулась губами покрытого испариной, еще теплого лба мертвеца:

- Ты послужишь Великому Богу, став пищей для Его племени, - она грациозно встала, взяла труп за ногу и легко втащила в квартиру. Порванная рубашка на секунду разошлась, и случайный зритель заметил бы, что страшные раны стянулись, не оставив и шрама на нежной коже. Но в пятиэтажном доме не было других жителей, что могли бы это увидеть.

Великий Бог делал все, чтобы его Служители оставались незамеченными.

* * *

Все пошло не так, как было задумано.

Служители должны были молиться и бить в ритуальные барабаны, а обнаженная жрица должна была танцевать и петь в кругу кровавых рун. Лишь потом, войдя в транс, она должна была десять раз пронзить жертву костяным ножом во славу Великого Бога.

Но, едва зазвучали барабаны, Агата закричала страшно и дико, срывая с себя одежду и покрывая кожу кровавыми следами от острых ногтей. Потом она бросилась к связанной жертве, не переставая кричать, и голыми руками вспорола мужчине живот. И погрузила туда кисти рук…

Агата очнулась через пятнадцать минут. В ушах еще бился ее пронзительный крик:

- Убейте их! Сотрите их с лица земли! Уничтожьте!

Жрица замолчала, оглядывая дело своих рук изумленно и испуганно. Мужчина, предназначенный в жертву, лежал на полу мертвый, и в его развороченном животе чадили угли из жаровни. Тело второго человека было разорвано пополам, и у верхней половины не хватало обеих конечностей.

Агата разжала пальцы, и одна из рук упала на пол с глухим стуком. Жрица посмотрела на Служителей, забившихся в противоположный угол комнаты. На их лицах был ужас. Ужас и восхищение.

Правда, у одного из них уже не было левого глаза, а у второго – уха. Оба попались на дороге жрицы, а ей так нужна была стена, у которой они стояли.

А теперь на ней был рисунок кровью.

Он изображал четверых – ребенка, мужчину с закрашенным лицом и женщину с рогом на лбу.

И собаку.

 

История вне сюжета. Крылья и когти

 

Кости сухо хрустели под ногами, а дохлый Прожора давил на плечо. Джонни замедлился и перевел дух, Мелкий тут же подбежал к нему и ткнулся мокрым носом — как ты? Совсем устал?

— Все в порядке, — уверил собаку Джонни и ухватил добычу поудобнее. Мэтт, идущий впереди с двумя монстрами под мышками, обернулся:

— Тебе помочь? — в ответ он увидел упрямо пожатые губы и отрицательное мотание головой.

Прошло уже полгода с того дня, как Джонни познакомился с Грэгом.

Мэтт был безумно рад, что мальчик смог подружиться с существом из другого мира, не обвиняя никого больше в смерти родителей. Джонни еще больше полюбил Аннет и, как она рассказывала, подружился с молодым Пьющим Плоть, притворяющимся сыном бездетного начальника караула.

Но было и что-то еще, что не давало ребенку жить беззаботно, наслаждаясь новой семьей и друзьями. Неизвестный груз лежал на его плечах уже полгода, как туша Прожоры в эту минуту.

Джонни вытянулся и очень повзрослел лицом. Его глаза, видевшие то, что не должен был видеть ни один ребенок, смотрели серьезно и мрачно, выглядя прозрачно-серыми лужицами на коже, покрытой черной краской — в этом мальчик тоже подражал Мэтту, своему приемному отцу и кумиру.

Еще он также начал носить темную одежду, чтобы быть незаметным для существ в ночи. Но сейчас был день, и два черных человека были ясно видны на фоне черно-белой, усыпанной костями земли.

Здесь, в разрушенном пятиэтажном здании, жил Зверодактиль — огромное летающее существо, покрытое жесткой щетиной, с гребнями по бокам головы и широкой пастью. Над нею горели два внимательных черных глаза, видящих даже в кромешной тьме с огромной высоты. Собственно, так Зверодактиль и охотился — ночью он пикировал на зазевавшихся монстров, что вылезали на охоту за людьми.

Именно поэтому Сопротивление дало добро на приручение Зверодактиля. Тот милостиво принимал подношения в виде трупов убитых существ, но отгонял всех от своего гнезда, переворачивая машины и валяя по земле особенно упрямых людей, жаждущих взглянуть на его птенцов.

То есть — Джонни и Мэтта.

Оба они уже не раз падали из разжавшихся когтей с высоты трех метров. Так Зверодактиль пытался объяснить, что людям здесь не рады. Только Мелкого он не трогал, непонятно, почему. Они даже сдружились, и пес мог забраться в самое гнездо — туда, куда не пускали хозяев и где жил пушистый птенец Зверодактиля.

А вот хозяевам его было сложнее. Вот и поглядывали они на небо, ожидая, когда же в нем появится треугольный силуэт крылатого чудовища, готового ринуться вниз, отхлестать сухими полотнищами крыльев, еще и когтями нарезать землю вокруг на ломти — не задев, тем не менее, человека.

Однако бдительное чудище все не появлялось. Люди смогли подойти к самому зданию, где среди балок и обломков стен располагалось гнездо из мусора и вырванных с корнем деревьев.

Мэтт, помедлив, сбросил обоих мертвых Прожор на землю:

— Тут и оставим. Не будем рисковать.

Джонни согласно кивнул и тоже избавился от своей ноши, глухо ударившейся о землю и раскинувшей в стороны лапы с длинными когтями. Потом мальчик глянул на небо, подобрался и тихо сказал:

— Мелкий, внимание! Мэтт, там Коршуны, осторожно.

В небе действительно кружила стая небольших крылатых существ, издающих заинтересованные крики, рассматривая замерших людей внизу. Эти твари любили бросаться вниз и отрывать руки и ноги у людей прежде, чем те успевали вскинуть оружие.

Мелкий припал к земле и заворчал угрожающе. Однажды он смог справиться с Коршуном, но тогда крылатый монстр был один. А тут была целая стая. Что делать?

Вдруг Коршуны заметались, суетливо и растерянно, не зная, куда лететь. А на них, вынырнув из дымчатого облака, ринулся треугольный силуэт, похожий на Зверодактиля. Но — куда быстрее, да и не разменивался прежде гордый крылатый монстр на подобную мелочь. А это существо металось туда-сюда, хватая Коршунов широкой пастью и изворачиваясь в полете, как гимнаст, поддевая бьющуюся добычу когтистой задней лапой.

Следом за незнакомым существом из облака выскользнул и сам Зверодактиль. С отеческой гордостью монстр обогнул место охоты своего ребенка и, хлопая крыльями и поднимая пахнущий пылю и плесенью ветер, опустился перед людьми.

Кости захрустели под когтистыми лапами, а длинная шея изогнулась, когда большая, похожая на короткую крокодилью, морда обнюхивала подношение — трое мертвых Прожор, принесенных людьми.

Зверодактиль посмотрел на них, поблескивая черными глазищами, раздувая ноздри и черные гребни по бокам головы. Он не мог решить — наказать ли людей за вторжение на запретную территории, или позволить уйти, не отхлестав крыльями и не уронив с высоты.

Но за него решил кое-кто другой.

Маленький Зверодактиль, увидев новое развлечение, оставил в покое стаю Коршунов и спикировал вниз, смешно растопырив при приземлении пальцы задних лап и оставив после себя длинную полосу разбросанных костей. Отряхнулся, принюхался к людям и собаке.

А потом робко потянулся к Джонни, переступая согнутыми крыльями, взволнованно дергая хвостом и гребнями вдоль головы и спины. Мальчик, помедлив, протянул навстречу чудовищу руку в черной перчатке.

Щетинистая морда коснулась человеческой ладони. Странный горизонтальный зрачок в глазах чудовища сузился и резко распахнулся во всю радужку. А Джонни тихо вздохнул и улыбнулся, встретив нового друга.

 

Читать третью часть

 

Читать сначала

 

01:38 09.06.2014
Категория: Страшные рассказы | Просмотров: 5056 | Добавил: Basilisk | Рейтинг:
85






Рейтинг:
85

Оценить историю:

      

Всего комментариев: 1
avatar
0 Генезис Бот
avatar
1
Странно только, почему Мэт боялся, что паренек сдаст жену, если сопротивление спокойно относилось к своим монстрам.
avatar