03.04.2015
Кириллова загадка
Кирилл Верехин обожал поиски и загадки.Его квартира буквально ломилась от редких книг и головоломок со всего мира. У него была целая коллекция книжек с ребусами. Особенно он любил разгадывать китайские головоломки, и если у него ничего не получалось, он листал страницы, тыкал наугад пальцем, читал, спускал мысли с поводка и позволял рукам самим находить ответы, ощупывая грани камешков, пытаясь понять, как они подходят друг к другу или раскрываются.
Но Верехин никогда не искал специально — он не бежал на барахолку или к раскладкам старьевщиков, чтобы найти конкретную вещь. Чаще они сами попадались на его пути, а уж на экзотику у него была настоящая чуйка. Интуиция. Шестое чувство, если хотите.
Однажды по дороге домой у входа в метро он заприметил низенького мужичка в очках с толстой роговой оправой — на полу возле его ног лежали несколько резных фигурок из дерева. Одной из них был демон в виде летучей мыши, рассевшийся на коряге. Среди поделок притаилась деревянная шкатулка с золотистыми вставками. Металл как будто подмигивал Кириллу. Продавец активно общался с каким-то стариком.
Не отдавая себе в этом отчета, Кирилл скривился — мужчина вызвал в нем резкую антипатию. Но товар был очень интересным. Парень подошел ближе.
— Почем продаете?
Мужик дернулся и с видом, словно его оторвали от жизненно важной операции, рыкнул:
— Шо именно?
Превозмогая брезгливость, Кирилл ответил:
— Шкатулка и летучая мышь.
Шкатулка вновь подмигнула.
*
Палец, вначале пытливо и неуверенно, скользнул по волоску. Открытые нервные окончания запели от прикосновения; послышался вздох — он был полон вожделения. Осмелев, палец погрузился в вихреобразное, но спокойное море шевелюры. Волосы слегка потрескивали от избытка статического электричества, озаряя тьму, смешиваясь с тусклым свечением Исследователя.
*
Ближайшая лампа замерцала. Окурок в руке мужчины загорелся чуточку ярче.
— У тебя стоко нет, пацан. Малой ишо! Семьсот гривен за обе штуки.
— Хорошо. Придержите их на пару минут?
Мужик ухмыльнулся, стал на колено и спрятал за пазуху шкатулку со статуэткой.
— Пару минут, пацан, — хмыкнул он и повернулся к собеседнику, который все это время хмуро следил за происходящим. Он открыл рот и проскрипел что-то неуловимое, оба заржали.
Кирилл взбежал по ступенькам, подошел к банкомату на углу, снял деньги с карточки и потопал вниз. Продавец все еще разговаривал с надутым товарищем. Однако тон разговора изменился — теперь они оба каркали, как рассерженные вороны.
— Уважаемый?
— Ну хто опять?!
Мужичок повернулся, увидел Кирилла и деньги в его руках. Схватил их, пересчитал, оскалился и достал из внутреннего кармана сально блестящую фигурку и шкатулку.
— Индиана Джонс прям. Наслаждайся.
— Спасибо.
Парень выскочил к дороге, поймал такси и назвал адрес. Он не верил своей удаче.
*
Конечно же, он видел шкатулку и раньше. Была такая долгоиграющая серия ужастиков, в итоге скатившаяся в маразм. И комиксы. И статуэтки. И реплики шкатулки. Но вся эта требуха Кириллу была ни к чему. Что он видел в новом артефакте, так это головоломку. И чувство, которое его никогда не подводило, с уверенностью палача твердило — предмет настоящий. Не репродукция. Не подделка. Не вариация на тему.
Заперев двери, Кирилл сварил кофе и включил компьютер. Быстрая пробежка по Интернету, и он нашел то, что хотел — его покупкой оказалась шкатулка некоего Лемаршана, также известная, как Конфигурация Плача. Отбросив масс-медийную поп-мишуру, Верехин пытался пробиться к правдивой истории покупки. Вот что ему удалось найти: она якобы была изготовлена во Франции около трехсот лет назад умельцем Филиппом Лемаршаном по эскизам Дюка Де Лиля, который пользовался дурной славой; если решить ее тайну, шкатулка открывала врата в другое измерение — предположительно, в ад. Кирилл покосился на вещицу, которая поигрывала золотистыми гранями возле мышки, и улыбнулся. Адская загадка. Сколько он их уже перерешал? Сотни?
Выключив монитор, он взял Конфигурацию в руки.
*
Терпение Исследователя было на пределе. Но она смаковала это состояние, позволив ему растечься по всему сознанию, по всем нервным тканям. Оно омывало ее зыбкой патокой, терзало терновыми обручами, царапало колючей проволокой. Она скрипнула зубами, и гримаса на лице стала еще туже — еще немного, и появится боль.
Аккуратные пальцы оплели голову, пристав к коже, словно пиявки — клетки только и ждали того, чтобы слиться воедино, проникнуть друг в друга.
Исследователь закатила глаза. Вместе с томным вздохом между зубов вырвался пар.
*
Кириллу определенно нравилась головоломка. Внешне она выглядела монолитным деревянным квадратом, инкрустированным металлическими вставками — всего три разных узора, они повторялись на параллельных гранях. Казалось, в их геометрической точности крылась какая-то отдельная загадка. Или же...
Взвесив шкатулку в руке — внутри должно что-то прятаться, она явно тяжелее любого дерева — Кирилл постучал по одной стороне. Он почти услышал далекий металлический отзвук. Нет. Довольно придумывать всякое.
Хотя забавно было бы назвать головоломкой что-то, что ей не являлось — тогда она точно ломала бы головы бедолаг, ищущих ответ, которого не существует. Возможно, это как раз тот случай, и артефакт в его руках — просто умелая подделка оголтелого фаната. И не было никакого Лемаршана. Как и следовало ожидать.
Откинувшись на подушки, Кирилл закрыл глаза и позволил рукам самим искать ответ. Там, где разум заходил в тупик, он давал волю интуиции.
Он не заметил, как за окном потемнело, а свет в комнате стал нестерпимо ярким.
Тем временем натренированные пальцы, словно ищейки, бежали по следам разгадки.
*
Нельзя было терять ни секунды — так мог бы сказать доктор во время сложной хирургической операции. Мы его теряем, теряем...
Отпустив вожжи, Исследователь приоткрыла рот в наслаждении, когда эпителий Искателя поддался и впустил ее в себя. В отличие от земных хирургов, в ее распоряжении была целая вечность.
*
Незаметно для пальцев одна из граней куба раскрылась золотым цветком. Из отверстия полились механические, тренькающие звуки, которые сплетались в незамысловатую мелодию. Глаза Кирилла оставались плотно закрытыми.
*
Ее ткани просочились ниже к лобной кости и двинулись вверх. Нежно, почти любовно она потянула на себя скальп, и он отошел — мягким, бескровным. Исследователь нагнулась вперед и открыла рот. Мускулы языка разошлись, пробираясь между капиллярами внутренней поверхности головы Искателя; сосочки блаженствовали в элегантном привкусе металла.
Она отпрянула, и язык спрятался за безупречными зубами. Темные десна поблескивали во мгле, а рубины изысканных булавок, натягивающих губы вокруг рта в извечный оскал, зардели алым пламенем. Настоящие ювелирные шедевры, небольшие иглы покрывали все ее тело в виде замысловатых узоров; кое-где — на темени, переносице, линии хребта и сосках — они пересекались, и в этом месте красовались булавки покрупнее. Веки женщины также были отведены назад и зафиксированы серебристыми кольцами, из-за чего глаза Исследователя носили отпечаток вечного удивления.
Пальцы поцеловали места соединения черепных костей, «швы», чья извилистость всегда завораживала Исследователя — словно безымянный каллиграф прошелся кистью по слегка желтоватой поверхности. В них крылась своя собственная загадка. Но вовсе не сложная.
— Ах! — шепнули кости и разошлись в стороны.
По подбородку Исследователя скользнула струйка прозрачной жидкости. Она смахнула ее и, как смогла, улыбнулась — рубины засветились ярче. Вот оно — то, чего она так долго ждала! Перед ней во всей красе открылась настоящая тайна.
*
Кирилл продолжал корпеть над шкатулкой. И хотя глаза были плотно закрыты, его разум видел и чувствовал — он рассматривал узоры головоломки. Рассматривал до тех пор, пока они не затмили все остальное, не стали его вселенной — они наплывали на него, увеличиваясь в размерах, до тех пор, пока он не просочился сквозь переплетения золотистых нитей. В лицо ему пахнуло стерильным ветром, сквозь который просачивались запахи крови и разложения. Ощущая себя никчемной соринкой, Кирилл проваливался все ниже и ниже.
*
Женские пальцы, тонкие и длинные сами по себе, вытянулись и распластались на поверхности твердой мозговой оболочки. Другая рука сделала возле кончиков пальцев небольшие разрезы; мышцы заструились внутрь. Когда оболочка по всему периметру была отсоединена, Исследователь развернула ее, словно цветочные лепестки. Стандартная рутина: пальцы методично прощупывали самые тонкие места в паутинной и сосудистой оболочке, просачивались внутрь и нежно отслаивали их.
Закончив работу, Исследователь выпрямилась на несколько минут. Бескостные руки повисли вдоль мерцающего тела, словно два алых щупальца — постепенно они впитали кровь и обрели изначальный сероватый оттенок. Тут она различила мелкий цокот и поняла, что от нетерпения у нее застучали зубы. Она и так оттянула удовольствие настолько, насколько можно. Пора приступать.
Мускульные ткани рук опутали извилины мозга, словно капилляры. Они заползали во все укромные места, пытаясь решить загадку этого разума. До сих пор это удавалось ей довольно легко, все прочие хотели только одного: извращенный секс, наркотические грезы, богатство… Все одно и то же. Но этот случай был особым.
На некоторое время Исследователь забылась в поисках и, посмотрев вниз на работу своих рук, увидела, что погрузила их в мозг едва ли не по самые кисти. Сложно сказать, как долго она копалась в голове этого человека, жонглируя мыслями, перебирая нейронные цепочки, ощупывая желания, забиваясь в дальние углы к чудовищам, что живут в темноте.
Да, он и вправду особый случай.
Отрепетированными до механизма действиями она отсоединила мозг и вынула его из черепной коробки — извилины размотались и повисли в руках Исследователя дохлым спрутом; лишь некоторые «щупальца» упрямо топорщились по углам.
Она вышла из камеры Поисков и, петляя бесконечными закоулками Лабиринта, нашла свободную комнату. В ее центре возвышалась призма из застывшей магмы; к потолку от нее подымались частицы, похожие на пыль в лунном свете. Исследователь бережно поместила в луч света распутанный мозг, и пылинки облепили его — он застыл, словно музейный экспонат в луче подсветки.
*
Кирилл заметил, что шкатулка пропала. Он оглянулся, но со всех сторон, то проступая, то теряясь во тьме, виднелись только ее узоры. Порой между ними проскальзывала молния.
Удивительно, но его чувства оставались предельно спокойны — ничто не било тревогу, не было даже легкого волнения. Кирилл улыбнулся своей апатичности и в следующий же миг похвалил себя хоть за эту реакцию.
Тем временем странные запахи усилились, стали гуще, но отвращение не пришло — дух тлена был сухим, древним. Узоры отступили вдаль, и мгла рассеялась в тот самый момент, как его босые ноги коснулись прохладного мрамора. Прямо перед ним виднелась арка дверного проема. В ней стояло существо. Явно антропоморфное. Возможно, когда-то оно было женщиной.
Возможно.
Искатель улыбнулся Исследователю — она в ответ слегка исказила гримасу и пропела голосом, похожим на звон колокольчиков на ветру:
— Кирилл.
— Знаете, я даже не удивляюсь, откуда вам известно мое имя.
— Хороший мальчик. В награду я подарю тебе настоящую загадку.
Булавки по углам ее рта вспыхнули алым.
11:31 03.04.2015
Категория: Страшные истории | Просмотров: 3925 | Добавил: Генезис | Рейтинг:
38






Рейтинг:
38

Оценить историю:

      

Всего комментариев: 0
avatar
0 Генезис Бот
avatar